Sewelo, самый большой, известный с 1905 года, алмаз.
Grégoire Vieille/Louis Vuitton

У самого крупного с 1905 года необработанного алмаза Sewelo весом 1758 карат появился новый владелец – и это не то имя, которое вы могли ожидать услышать. Об этом сообщает NYT.

Известный алмаз приобрел не Джефф Безос, самый богатый человек в мире, не королевская семья в поисках центрального камня для новой тиары и не De Beers Group, которая считается создателем алмазного рынка и является владельцем алмаза Millennium Star (“Звезда тысячелетия”) весом 770 карат в необработанном виде.

Это даже не специалист по алмазам Graff Diamonds, владелец легендарного камня Lesedi La Rona (“Наш свет”) – бриллианта весом 302,37 карата, который является крупнейшим в мире бриллиантом с изумрудной огранкой.

Это Louis Vuitton – бренд люкс-класса, более известный сумками со своим логотипом, чем ювелирными украшениями.

И это последний признак того, что после покупки Tiffany за 16,2 млрд. долларов в ноябре 2019 года, французский концерн LVMH (материнская компания Louis Vuitton) стремится не только конкурировать, но и полностью доминировать на рынке ювелирных украшений. 

В мире менее 10 человек, которые знают, что делать с таким камнем, как его огранить, и смогут позволить себе его приобрести, – сказал Марсель Прювер, бывший президент Антверпенской алмазной биржи и управляющий директор консалтинговой фирмы International Economic Strategy. – Чтобы купить, а затем продать камень за 50 миллионов долларов, Вам нужна техническая квалификация, а также право выписывать чек и рисковать.

Майкл Берк, исполнительный директор Louis Vuitton, отказался сообщить, сколько компания потратила на камень, хотя он признал, что это были “миллионы”, и “некоторые из наших конкурентов, я полагаю, будут удивлены”, что именно Louis Vuitton выступил покупателем.

Никто не ожидал, что мы сделаем такой акцент на ювелирных изделиях высшего класса, – сказал мистер Берк. – Я думаю, что это немного оживит, пробудит индустрию.

По словам Джеффри Поста, куратора, отвечающего за драгоценные камни и минералы в Смитсоновском институте, “если Вы покупаете такой алмаз, это сразу же вызывает к Вам доверие”. В случае с Sewelo покупка сулит еще и риски, которые сложно предугадать.

Обнаруженный в апреле 2019 года на руднике Karowe в Ботсване (принадлежащем канадской горнодобывающей компании Lucara Diamond Corp.), Sewelo, размером с бейсбольный мяч, является вторым по величине когда-либо добытым необработанным алмазом.

Рудник Karowe в Ботсване.
Mine Karowe / Lucara Diamond Corp.

Самый крупный алмаз Cullinan (“Куллинан”) весом 3106 карат был обнаружен в Южной Африке в 1905 году, и в конечном итоге из него были получены два огромных высококачественных бриллианта – в 530,4 карата и 317,4, оба теперь принадлежат Британской королевской семье, как и камни размером поменьше.

Sewelo также является крупнейшим алмазным сырьем, когда-либо найденным в Ботсване, и третьим самым крупным алмазом, обнаруженным на руднике Karowe.

В 2015 году на руднике был добыт 813-каратный алмаз Constellation (“Созвездие”), проданный за 63 миллиона долларов алмазной торговой компании Nemesis International в Дубае, а также алмаз Lesedi La Rona, обнаруженный в 2016 году и проданный компании Graff Diamonds за 53 миллиона долларов.

Алмаз Lesedi La Rona, Sotheby’s, 2016 год.
Donald Bowers/Getty Images for Sotheby’s

На местном языке сетсвана, где был добыт камень, название “Sewelo” означает “редкая находка”. В отличие от алмазов Constellation и Lesedi La Rona, Sewelo покрыт углеродом, и на данный момент он выглядит как большой кусок угля, что, по словам Ульрика Д’Хененс-Йоханссона, старшего научного сотрудника Геммологического института Америки, делает загадкой точные характеристики алмазного содержимого камня.

Это также увеличивает риски, – сказал Марсель Прувер. – Когда камень был добыт, было немало предположений о том, что он может стоить значительно меньше, чем его не такие уж и крупные собратья.

Рентабельность любого большого камня зависит от того, сколько карат с драгоценным содержимым можно извлечь из него после обработки, чтобы максимизировать цену, которая, в свою очередь, зависит от примесей в камне. Хотя, как отмечает Ульрик Д’Хененс-Йоханссон, даже примеси имеют ценность в камне такого размера. Они могут рассказать о времени формирования камня и глубине его залегания.

При лазерном сканировании алмаза на руднике он был описан как “почти ювелирного качества” с “преобладанием высококачественного белого”. Существуют тысячи градаций бриллиантов, начиная от самого редкого D-flawless (D-Fl), безупречного по цвету и чистоте, до промышленных камней, используемых в огранке и производстве.

Если характеристика алмаза D, то насколько безупречна его чистота и каковы природные включения? Я не знаю, – сказал Майкл Берк, признав, что покупка “потребовала немного смелости и доверия к нашей компетентности”. (Справедливости ради, LVMH может себе это позволить; выручка компании в 2018 году составила 46,8 млрд. евро или 52 млрд. долларов.)

Тем не менее, Джеффри Пост отметил: “Вы не купите такой камень, если у вас нет какого-либо плана относительно того, что Вы собираетесь с ним делать, и нет уверенности в том, что существует достаточно чистого алмазного содержимого, которое Вы можете обработать и получить прибыль”.

Мистер Берк рассказал о том, как он показал камень Бернару Арно, владельцу и исполнительному директору LVMH, “он подержал его в руке и улыбнулся”. Улыбка от мистера Арно, известного своей неразговорчивостью, была чем-то вроде “ликования от триумфа”.

В конце концов, наряду с потенциальной прибылью, LVMH также приобрела менее измеримые, но, тем не менее, ощутимые, права на бриллиант в сфере, где мифология и романтика являются частью цены.

Впервые необработанный камень был куплен без предварительной договоренности о последующей его продаже клиенту, в то время как большинство известных ювелирных домов покупают камни, которые уже огранены и отполированы.

В Louis Vuitton заявили, что попробуют другой способ вывода камня на рынок, не будут делать его огранку до тех пор, пока у него не появится покупатель, а также компания не планирует выставлять его на всеобщее обозрение, как сделала Tiffany с одноименным алмазом весом 128,54 карата.

Партнеры Louis Vuitton в Антверпене разрабатывают сканер, способный видеть сквозь покрытие камня, хотя с уже имеющимся изображением, включая компьютерную томографию, они подсчитали, что камень может дать 904-каратный бриллиант огранки “кушон”, 891-каратный овал или несколько камней от 100 до 300 карат.

Тот факт, что приобретение Tiffany и алмаза Sewelo произошло примерно одновременно, в Louis Vuitton назвали совпадением, хотя признали, что LVMH обычно любит становиться лидером в любой области, куда вступает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *