Patisserie Jewelry

Касательно одежды понятие базового гардероба вошло в наше сознание, кажется, надежно. Что же имеют в виду под базовым ювелирным гардеробом? Какие украшения или стиль в целом можно сюда отнести? Об этом очень доходчиво рассказало издание Vogue.

Главенство великого искусства High Jewellery, так или иначе, счастливо продлилось до конца эпохи Dolce vita. Апофеозом стал так называемый стиль Bvlgari – варварски роскошный, вопиющий, дерзкий. Сегодня же в моде – минималистский базовый ювелирный гардероб, легкий и, главное, повседневный.

Все решительно изменилось в начале 1970-х, когда Dolce vita пришел закономерный конец, – хотя буйный стиль Bvlgari все еще продолжал процветать и колоситься на шее американской кинодивы Элизабет Тейлор, главной клиентки Дома.

Для изменений были две ключевые причины. Первая: приход в 1974 году в великую американскую ювелирную марку Tiffany & Co. поклонницы Антонио Гауди – художницы и модели Эльзы Перетти. Она серьезно «подвинула» на арт-позициях кумира США драгоценных 1960-х Жана Шлюмберже, чье поразительно сложное и многогранное творчество поистине достойно классического музея.

Tiffany & Co.

Но музея достойно и то, что предложила длинноносая худосочная блондинка Эльза Перетти. Это были «плавучие», похожие на доисторические ископаемые, «биологические» украшения из демократичного серебра, материала, нехарактерного для Tiffany & Co. Те самые вещи, которые женщина выбирает и покупает себе исключительно сама, – в этом и состоит идеологическая основа современного базового ювелирного гардероба. То, что сделала Перетти, стоит считать истинной цивилизационной и культурной революцией.

Второй резон: приблизительно в это же время (в 1972 году) по другую сторону Атлантики другая великая ювелирная марка – Cartier – разрабатывает инновационную Must de Cartier – концепцию маленьких и бюджетных ювелирных украшений, рядовых духов, обычных оправ и солнцезащитных очков, шелковых платков-каре, бреллоков, письменных принадлежностей. Даже зажигалки из золота, которые Дом делал в эпоху ар-деко, сменили на стальные с лаком. Смысл грандиозных перемен (хотя с «высокой» ювелиркой в Cartier и не думали расставаться: флагманское украшение эпохи – два перекрещенных золотых крокодила для мексиканской актрисы Марии Феликс) заключался в том, чтобы любой человек – мужчина или женщина – смог купить себе «что-нибудь от Cartier». Под «ядерный маркетинговый удар» попали даже легендарные марочные часы компании. Цена самых бюджетных Tank de Cartier в пересчете на нынешние деньги не превышала 1000 евро – за несколько купюр люди приобретали священное имя Cartier.

Les Must de Cartier

Концепция Must de Cartier мгновенно обрела популярность: послереволюционный Париж с радостью и благоговением отнесся к этой здоровой идее. Отметим, что сегодня и изделия Эльзы Перетти, и базовые вещи Cartier продолжают пользоваться спросом. Более того, приглашенные в Tiffany & Co. после Перетти дизайнеры, в том числе и Палома Пикассо, были вынуждены учитывать «сиюминутность» собственных ювелирных предметов – легендарные Olives Паломы существуют и в серебряном варианте.

Tiffany & Co.

Ради правды, впрочем, стоит отметить и иной фокус. Великий французский ювелирный дом Van Cleef & Arpels еще в революционном 1968 году представил харизматичную коллекцию Alhambra. Ее основа – демократичный сотуар, центральное украшение в стиле ар-деко с полудрагоценными и даже поделочными камнями: лазуритом, малахитом, сердоликом, черным ониксом, перламутром и бирюзой. За сотуаром Alhambra, который активно рекламировался в прессе (ибо сначала продавался плохо), последовали кольца и серьги. Их женщины стали покупать самостоятельно, носить ежедневно и практически круглосуточно. Они с успехом делают это и сегодня – особенно бизнес-леди, для которых полный боевой комплект Alhambra – такой же «статус», как и Birkin Hermès.

Van Cleef & Arpels

Кажется, что все это очень просто. У каждой марки есть «высокие» украшения, коммерческие и базовые вещи. Но формула не всегда работает. В 2008-м в своем стремлении к демократичности французский ювелирный дом Chaumet, чьи украшения носили Наполеон Бонапарт и две его супруги, сделал базовые вещи из керамики (коллекция Liens Ceramic). В истории компании мотив известен с 1780 года: переплетенная лента украшала тиары и парадные броши. Излишне демократичное решение не прижилось – линейку из керамики сняли с производства. Чтобы подчеркнуть культовый статус коллекции, в 2013-м Дом показал ее «высокоювелирное» продолжение – двенадцать колец с крупными и редкими камнями вроде танзанитов и турмалинов Параиба.

Chaumet

У Boucheron единственной базовой можно считать коллекцию Quatre. Талантливую попытку «опустить планку» в начале 2000-х предприняла ювелир Соланж Азагури-Партридж под руководством ее патрона Тома Форда. Француженка марокканского происхождения выпустила несколько бюджетных коллекций. Среди изделий особо выделялось кольцо в форме надкусанного кусочка шоколадной плитки, а также раскрытые золотые губы (Not Bourgeois). Все это приводило в шок и трепет старых седовласых поклонников Дома, привыкших к миллионным «павлиньим перьям» и «украшениям для махараджей» Boucheron. Форда и Азагури-Партридж быстро отстранили от работы с наследием.

Boucheron

Интересно поступил французский исторический Дом Mauboussin (они же – «ювелиры цветов»), который принял решение вообще отказаться от сегмента High Jewellery. В 2003 году Дом выпустил простенькие колечки со звездочками Etoile по цене 1200 евро. И еще умудрился открыть магазин буквально «на проходной» – на Елисейских Полях, где сроду не ступала нога приличного ювелира (исключение – Cartier, для которого Поля все-таки были исторической точкой).

Mauboussin

Даже великий британец Garrard выпустил бюджетные «бантики» (the bow), а ведь эти люди делали британские тиары, часть из которых хранится в Тауэре. В конце 1990-х сориентировались и в Piaget: их изначально свадебная линейка Possession быстро стала базовой. В этом ключе откровенно выступают и в немецком Montblanc: у них как раз очень много серебра.

Garrard

Базовый ювелирный гардероб – ежедневный, едва заметный, всегда уместный и ко всему подходящий (от пресловутой белой футболки с джинсами до маленького черного платья и смокинга Saint Laurent) – дает возможность рождаться и процветать многим маркам. Среди них самая мобильная – французская Messika, основанная в 2005 году в Париже художницей Валери Мессикой (ее отец Андре – крупный торговец белыми и цветными алмазами). Свою философию Валери объясняет следующим образом: “Моя цель – женщина. Она сама выбирает мои вещи, сама их носит – когда сочтет нужным, сама от них избавляется. Это легкое отношение к украшениям. Я лично не придаю им никакого значения”. Ее вещи – классика жанра: пуссеты, цепочки с солитером, набор миниатюрных колец на два пальца, тончайшие браслеты-цепочки.

Messika

Драгоценности – без специального назначения, драгоценности – без цели, драгоценности – без позы и большой цены. Вот что такое базовый ювелирный гардероб. И ключевое слово здесь – “гардероб”: эти вещи носят легко, как летний сарафан, офисную рубашку или даже повседневную шубу. И в этом их бесценность. Они легки, они дают свободу – это и есть их козырь и логика их существования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *